Александр Кузин: должна сохраняться вероятность неудачи, иначе будет скучно…

Print 22 Декабря 2015
Олег Овчинников / Аптечное дело

Александр Кузин, управляющий директор «РМИ Партнерс», пришел в компанию в июне из аптечной сети «Ригла», где отвечал за коммерцию. На новом месте работы в зону его ответственности входит управление фармацевтической компанией «НоваМедика». Переходы из розницы на сторону производителя встречаются на нашем рынке не так часто, так что мы решили не только побеседовать с Александром о бизнесе, но и задать ему несколько личных вопросов о семье, карьере и мотивации.

СПРАВКА

Александр Кузин, управляющий директор российской фармацевтической компании «НоваМедика». 
Образование: в 1996 году окончил Московский инженерно-физический институт по специальности «инженер-физик». В 2002 году получил степень MBA.
Профессиональная деятельность: более 20 лет в фарм-отрасли. Начинал карьеру в отделе маркетинга и рекламы компании «Протек», где проработал с 1996 по 2003 год.
В 2004 году возглавил DSM Group – одно из крупнейших маркетинговых и аналитических агентств на отечественном фармрынке. С 2009 года вступил на пост первого заместителя генерального директора аптечной сети «Ригла», где отвечал за продажи, закупки, логистику, маркетинг и развитие компании.
Премии: трижды входил в рейтинг «Топ-1000 российских менеджеров» Ассоциации менеджеров России в категории «Торговля/Коммерческий директор». Неоднократный обладатель национальной отраслевой премии «Платиновая унция»: в 2007 году стал победителем в номинации «Признание прессы», в 2012 году – лауреатом в номинации «Функциональный менеджер».

 – Прошло 100 дней с момента вашего назначения на должность управляющего директора, и, наверное, можно уже если не подводить какие-то итоги, то поговорить о первых впечатлениях от работы в компании?

– Я полностью растворился в тех задачах, которые передо мной стоят. Их количество дает шанс вырасти, реализоваться – шанс прочувствовать удовольствие от полного погружения. Такое же чувство бывает у спортсменов, ученых и людей любой специальности, когда они полностью погружены в интересующую их деятельность и получают от этого огромное удовольствие. 
Ощущение такое, что месяц идет за три. Когда я заглядываю в ежедневник и вижу, что я делал месяц назад, то понимаю, что для меня времени прошло гораздо больше. Я за предыдущий год столько не узнал, сколько узнал здесь за один месяц! Другой темп. С одной стороны, здесь тяжело работать, с другой – явно не скучно. Любой сотрудник компании может перейти на гораздо более спокойную работу – например, в большие компании – у многих за плечами такой опыт. С другой стороны, есть океанский лайнер, а есть яхта, которая гораздо более подвижна. На лайнере ты можешь, ну, угля чуть больше в топку подкинуть. Но, даже если ты капитан, не в твоей власти быстро изменить курс корабля. В то время как на яхте команда небольшая, все друг друга знают и корректировка курса при необходимости производится очень быстро. Так вот, «НоваМедика» – это яхта. Нам приходится соревноваться и лавировать между большими кораблями. Да, мы не имеем их мощи. Но мы используем преимущества в скорости и маневренности. 

– Помогите, пожалуйста, нашим читателям разобраться: в каких отношениях между собой состоят «РМИ Партнерс» и «НоваМедика»? 

– Все достаточно просто: «РМИ Партнерс» – это управляющая компания крупнейшей в России и Восточной Европе венчурной инвестиционной компании «РоснаноМедИнвест» (РМИ), которая является «дочкой» Роснано и специализируется на развитии инновационных разработок в области фармацевтики и медицинского оборудования. А «НоваМедика» наполовину принадлежит Роснано через РМИ и также находится в управлении у «РМИ Партнерс». При этом в «НоваМедику» «приземляются» права интеллектуальной собственности на инновационные разработки на территории России и СНГ из всех портфельных компаний РМИ. Таким образом формируется трансфер лучших инновационных разработок из Америки и Европы в Россию. Все компании работают в тесном контакте друг с другом. 

– Чего уже удалось добиться «РМИ Партнерс»? 

– «РМИ Партнерс» заработала большой авторитет на мировом венчурном рынке. В результате всего за три года заключено 16 сделок по приобретению долей в компаниях – разработчиках наиболее интересных фармацевтических препаратов и медицинских девайсов. Причем важным условием в сделках является передача прав интеллектуальной собственности на эти разработки в Россию и СНГ через «НоваМедику». Это нетипичное условие для рынка. Но таким образом мы способствуем скорейшему появлению в России лучших мировых разработок в области life science, а также формированию в России экспертизы в венчурном инвестировании в сфере биотехнологий, что крайне важно для успешного и прорывного развития фармацевтического рынка в нашей стране.

– Насколько удачны ваши инвестиции? 

– Большинство наших портфельных компаний находятся на второй и третьей фазе клинических исследований. Мы планируем выходы в 2017–2018 гг. Несмотря на довольно короткий для сегмента биотехнологий срок с начала инвестирования, мы можем сказать, что гордимся нашими инвестициями. К примеру, три компании из нашего портфеля вышли на IPO на Nasdaq. 

– Инвестиционная деятельность по определению является высокорискованной. Насколько вы уверены, что «НоваМедика» не войдет в число традиционных 80 процентов предприятий, обреченных на крах? Что дает вам основания для такой уверенности?

– Я на 100% уверен в успехе «НоваМедики», и для этого есть немало причин. Во-первых, уверенность внушает сильнейшая команда лидеров, организовавших этот проект. Да и вообще, количество людей на квадратный метр с уровнем IQ от 140 в «НоваМедике» явно выше среднего. Реальный управленческий опыт и способности ключевых сотрудников – на уровне крупных компаний с большим оборотом. Этот фундаментальный базис – залог успеха. Активу «НоваМедики» по плечу миллиардный бизнес.
Во-вторых, это сильная команда акционеров, в которую входят и российская государственная инвестиционная корпорация Роснано, и крупнейший американский венчурный фонд Domain Associates. Даже вопросы, которые представители акционеров задают на советах директоров, говорят о том, что это за люди. Вопросы всегда очень короткие и прямо в точку. Они видят суть проблем и происходящих событий. Думаю, это симбиоз здравого смысла, интуиции и опыта, который они наработали в управлении сотней других бизнесов. Эти вопросы – настоящий вызов, который заставляет нас улучшать нашу работу каждый день. 

– Из чего формируется портфель «НоваМедики»?

– Портфель формируется из трех источников: собственных R&D-разработок, сделок с западными партнерами для продвижения в России препаратов, обладающих большой социальной значимостью, а также препаратов и медизделий, которые мы получаем через трансфер в Россию интеллектуальных прав собственности на инновационные разработки из портфеля «РоснаноМедИнвеста».

– Недавно было заявлено, что «НоваМедика» предполагает открыть R&D-лабораторию. Можно пояснить, о чем конкретно идет речь, как обстоят дела со штатными сотрудниками, из какой среды вы набираете людей?

– Мы планируем открыть собственную R&D-лабораторию с пилотным производством уже в 2016 году. Она будет самой современной по оснащению и возможностям – на уровне лучших мировых R&D-центров. Предполагается штат из нескольких десятков сотрудников. Мы ищем профессионалов с опытом работы на современных производствах и из научной среды.

– То есть в связи с этим проектом у российских разработок есть перспектива продаваться за рубежом?

– Да, конечно. Мы планируем продвижение наших разработок на глобальный рынок: либо через продажу интеллектуальных прав зарубежным партнерам, либо через продажу готовых лекарств.

– На Санкт-Петербургском международном экономическом форуме прозвучало заявление о том, что в течение семи лет «НоваМедика» выпустит порядка 15 новых фармацевтических продуктов собственной разработки. Расскажите, вы уже приступили к осуществлению столь амбициозных планов? 

– Недавно мы приступили к первой фазе клинического исследования первого продукта собственной разработки – геля для лечения и облегчения симптоматики геморроя. Препарат этот новаторский – в нем впервые в мире удалось объединить вместе несовместимые ранее действующие вещества, оказывающие и лечебное, и обезболивающее действие одновременно. Уже на этапе доклинических исследований продукт показал прекрасный результат. В мире сейчас аналогов этому препарату нет, потому у него колоссальные перспективы на глобальном рынке. 

– Какие зарубежные партнеры есть у «НоваМедики»? В чем суть сотрудничества? 

– У нас есть несколько партнеров, которым мы предоставляем услуги по продвижению и продаже препаратов на территории России. Это компании Ferring Pharmaceuticals, SIFI, Omega Pharma и Horus. С ними мы работаем в текущем портфеле. В нашем pipeline уже порядка 16 IP на разработки портфельных компаний РМИ – мы будем проводить необходимые регуляторные действия для их локализации в России. Кроме этого, мы не прекращаем постоянный поиск новых партнеров и предполагаем в следующем году заключить несколько по-настоящему звездных сделок. Мы также открыты к новым предложениям о сотрудничестве. «НоваМедика» – одна из немногих компаний на рынке, которая в текущих экономических условиях динамично расширяет свой портфель. 

– Вы подбираете партнеров по терапевтическому направлению портфеля продуктов?

– Да, сейчас мы в основном фокусируемся на гастроэнтерологии и офтальмологии. Есть еще несколько перспективных областей, которые мы рассматриваем как возможность для расширения нашего портфеля.

– На каких специалистов «НоваМедика» в первую очередь опирается в своей работе?

– Мне важно, чтобы человек был неравнодушным и чтобы ему было интересно работать. Профессионализм, опыт – это хорошо, но недостаточно. Важно, чтобы человек получал удовольствие от того, что он делает. Тогда он сможет раскрыться и добиться отличных результатов. Сейчас у нас уникальная ситуация – в компанию можно войти на старте ее развития. В момент бурного роста, по мере расширения бизнеса, в «НоваМедике» будет открываться много возможностей для профессионального и карьерного роста.

– Давайте перейдем к вам и вашей карьере. Расскажите, пожалуйста, о своей семье. Насколько ваша нынешняя профессия связана со средой, в которой вы выросли?

Александр Кузин: должна сохраняться вероятность неудачи, иначе будет скучно…– Я родился и вырос в Саратовской области. Мне нравится, когда летом +30, а зимой –30. И хотя уже больше 20 лет живу в Москве, но никак не привыкну к этому дождливому климату. Мама – преподавала физику, папа – работал инженером. Ничто не предвещало моего фармацевтического будущего. В старших классах окончил одновременно две заочные школы – МФТИ и МИФИ, что дало возможность поступать в эти вузы в досрочном потоке. Сделать выбор между ними было непросто. Решение я принял уже в Москве, абитуриенты МИФИ были гораздо больше похожи на нормальных студентов. Опять же, МИФИ расположен на Каширке, пять станций метро до Красной площади. Институт я окончил с красным дипломом.


– Однако сразу после института вы пошли работать в «Протек» на направление маркетинга. Вы разочаровались в выбранной специальности инженера? 

– В то время я был аспирантом ТРИНИТИ – Троицкого института информационных технологий. И одним из вариантов карьеры для меня было просто уехать из страны. Многие сокурсники тогда поехали за границу заниматься наукой. Но в один прекрасный день я, можно сказать, случайно увидел объявление о наборе сотрудников. Это была компания «Протек», старый офис которой находился в пешей доступности от МИФИ, у станции метро «Каширская». Объявление это было напечатано в газете «Мифист» – знаете, были такие коробки с многотиражками: кладешь туда 10 копеек и забираешь свой экземпляр… Кстати, моим первым начальником в «Протеке» оказался сын моего научного руководителя. Это была еще одна случайность, конечно, но насколько тесен мир.

– В середине 2000-х вы возглавляли DSM Group. Это одно из крупнейших маркетинговых агентств на фармацевтическом рынке. Насколько резким для вас был скачок в кресло руководителя такой крупной компании?

– В «Протеке» я работал заместителем руководителя направления маркетинга, так что предложение возглавить чисто маркетинговую компанию было очень логичным. Тогда это был стартап, работающий только с информацией по Московскому региону. Я очень рад, что компания DSM Group превратилась в одну из ведущих информационно-аналитических компаний на российском рынке. Я рад, что мой коллега, с которым мы вместе работали, Сергей Шуляк, теперь является ее генеральным директором. Мне очень приятно, когда я вижу в деловой прессе или рекламе ссылки на источник информации DSM Group.

– Те 7 лет как-то повлияли на вас сегодняшнего? Может, стали по-другому относиться к бизнес-аналитике, видите за ней какие-то маркетинговые уловки?

– Работа в DSM дала мне более глубокое представление о рынке, знание, как все сегменты взаимодействуют друг с другом. Ведь в агентстве я был независимым наблюдателем и мог объективно видеть ситуацию. Я тесно контактировал с рынком – ежедневные встречи, бизнес-проекты с производителями, дистрибьюторами, розницей… Поскольку я не являлся непосредственным конкурентом для партнеров по рынку, они были со мной достаточно откровенны. 

– Все-таки помогает ли ваше технологическое образование в такой достаточно технологичной области, как фарма?

– Выпускники МИФИ говорят так: тем, кто окончил другие институты, дают набор болтов и гаек. Тем, кто окончил МИФИ, при выпуске дают станок – и мы сами можем выточить любые болты и гайки, какие необходимо. 

– Давайте перейдем к вашей работе в «Ригле». Что дали вам эти годы?

– Мне было очень интересно снова вернуться в реальный бизнес с тем багажом знаний и опыта, который я наработал в DSM. Я принял участие в построении одной из самых сильнейших команд на фармрынке России. Сейчас практически во всех заметных фармкомпаниях можно встретить выпускников «Протека». В этой компании можно понять, как должны быть устроены бизнес-процессы. «Протек» построен по принципам западного менеджмента, все технологии выстроены, и это очень ценно. 

– Вы почувствовали, что вернулись в ту самую компанию, из которой уходили? Или «Протек» изменился за это время? 

– Я встретил много знакомых людей, более того, корпоративная культура, выстроенная еще на Каширском шоссе, в новом офисе в Алтуфьево осталась неизменной. Прежде всего, потому, что этому способствовал человек, построивший «Протек», Вадим Сергеевич Якунин. С технологической точки зрения были какие-то новые вещи, но с точки зрения стиля менеджмента, метода принятия решений для меня все было очень знакомо. 

– Крупным аптечным сетям, таким как «Ригла», часто приходится конкурировать с мелкими, в том числе по цене. Какие, на ваш взгляд, есть преимущества именно у крупных сетей?

– Ну, на самом деле конкуренции между сетями как таковой нет. Ведь даже самые крупные игроки занимают долю около 3%. Редкий случай, когда аптеки двух крупных сетей находятся рядом. Каждая точка конкурирует только с соседями. Аптека у метро «Алтуфьево» конкурирует только с другими аптеками у метро «Алтуфьево», находящимися на том же самом трафике, поэтому конкуренция всегда идет в конкретном месте за конкретного покупателя.

– Давайте поговорим о вашей карьере. Чем вы руководствовались, уходя из «Протека» во второй раз и соглашаясь на нынешнюю должность? Трудно ли было решиться?

– Безусловно, я, как человек с аналитическим складом ума, взвешивал все плюсы и минусы этого решения. Но все сомнения ушли после встречи с основателями «НоваМедики»: Леонидом Меламедом и Владимиром Гурдусом. Меня очень впечатлили профессионализм этих людей, их скорость мышления, а также та атмосфера, которую они вокруг себя создают. Меня никто не уговаривал. Это был просто разговор – не столько о работе, сколько о жизни. Я почувствовал, что эти люди ментально мне очень близки, их образ мысли и даже культурный бэкграунд – все это мне очень знакомо. Я увидел людей, за которыми можно тянуться. 

– Какие первоочередные задачи помечены в вашем календаре? Планы на следующие 100 дней? 

– Олег Фельдман (глава подразделения Healthcare Synovate Comcon. – Прим. ред.) дал в свое время очень любопытную категоризацию участников рынка по типу судов. Так вот, пользуясь его аналогией, в ближайшие 100 дней мы рассчитываем поменять категорию судна – из яхты «НоваМедика» станет ракетным крейсером.

– В завершение еще один личный вопрос: хотели бы вы, чтобы ваши дети пошли по вашим стопам? 

– На мой взгляд, каждый человек должен реализоваться в жизни – а вот в чем именно он реализуется, уже не так важно. Я попал на фармацевтический рынок достаточно случайно и думаю, что выбор конкретной отрасли не слишком принципиален. Важно, чтобы те задачи, которые перед тобой стоят, было тяжело решить. Чтобы цели можно было достигать, только задействуя все способности. При этом должна сохраняться вероятность неудачи, иначе будет скучно. Только при совпадении этих условий, преодолевая препятствия и иногда не достигая поставленных целей, ты будешь ощущать себя счастливым. На мой взгляд, именно это и важно. Такое будущее я вижу для каждого из моих троих детей: старшего зовут Марсель, а двойняшек Леон и Ариэль. 

– Почему вы дали детям такие необычные имена? 

– Знаете, когда я прихожу в школу и говорю, что я папа Марселя, все сразу понимают, чей я папа. 

Вернуться к разделу

Все Портфель

Медиа центр

  • НоваМедика начала строительство фармацевтического завода в Калужской области

    НоваМедика начала строительство фармацевтического завода в Калужской области

    Российская фармацевтическая компания «НоваМедика», портфельная компания Роснано, объявляет о старте строительства завода по производству стерильных инъекционных препаратов в рамках своей долгосрочной стратегии по локализации в России инновационных лекарственных препаратов и технологий их разработки и производства. Завод будет построен на территории индустриального парка «Ворсино» в Калужской области.

Перейти в медиа-центр