Патентов NET

Print 25 Января 2013
Витольд Янчис, Журнал РБК

Дженериков - больше, инноваций - меньше. Фармгиганты делают ставку на недорогие аналоги брендированных лекарств.

"Вам какие таблетки - подешевле или подороже?" - этот и подобные вопросы фармацевтов звучат каждый день во всех аптеках мира. Кажется, простая фраза, но за ней кроется жесткая конкуренция фармацевтических компаний, бизнес которых напрямую зависит от здоровья наций, инновационных разработок и умения продавать. Они вкладывают миллиарды в создание лекарств, но потом сроки патентов на оригинальные препараты истекают, и в игру вступают представители второго эшелона - производители дженериков. По такой схеме фармрынок работал всегда, и даже экономический кризис на ситуацию не повлиял. Однако сегодня инновационные компании вынуждены менять свои привычки: крупнейшие игроки теперь вкладываются не только в новые разработки, но и в покупку изготовителей непатентованных препаратов.
 
ВСЕ НАДЕЖДЫ НА БРИК
 
Мировой фармацевтический рынок растет хоть и не стремительно, но стабильно. И по мнению экспертов, существующая динамика в ближайшие годы сохранится. Так, международная консалтинговая компания IMS Health оценила глобальные продажи лекарств в 2011 году в 1,08 трлн долларов - это на 7,8% больше, чем в 2010-м. К 2020-му, как ожидается, объем рынка увеличится до 1,5 трлн долларов.

 
Прибавка 6-8% в год - относительно бодрый темп, однако его уже несколько лет обеспечивает не здоровье жителей развивающихся государств. Индия, Бразилия, Китай и Россия - бальзам на душу фармпроизводителей: здесь показатели роста неизменно двузначные. "До 2016-го рынки стран БРИК прочно закрепятся в первой десятке рейтинга по расходам на фармпрепараты", - подчеркивает менеджер по оперативным вопросам IMS Health Россия Мария Денисова.
 
А США, Япония и европейские страны пребывают в явном застое. Хуже всего ситуация в Европе: в Испании и Италии фармрынок с сентября 2011-го по август 2012-го сократился на 8 и 5% соответственно, во Франции и Великобритании за тот же период он просел на 1%. Лишь Германия может похвастаться положительной динамикой - плюс 2%. По оценкам IMS Health, в государствах ЕС средняя температура по больнице - минус 1% в год.
 
На вялые продажи в Европе накладываются и огромные госпитальные долги (задержки платежей по госконтрактам), которые уже исчисляются суммами с девятью нулями. Президент Европейской федерации фармацевтической промышленности и ассоциаций Ричард Бергстром утверждает, что Греция, Португалия, Италия и Испания в 2010-2011 годах задолжали фармконцернам 15 млрд евро. Из этой суммы 6,3 млрд - на совести Испании, которая хотя бы обсуждает проблемы финансирования клиник и госпиталей. А вот власти Греции острую тему даже не поднимают. Фармгиганты с должниками церемониться не намерены: в ноябре 2012-го Merck KGaA прекратила поставки лекарств от рака в греческие больницы. Ее примеру последовали немецкая компания Biotest и другие производители.
 
"То, что сейчас творится в мире, в частности в ЕС, - лишь начало. Расходы правительств на здравоохранение долгие годы увеличивались. А ведь сегодня экономика большинства развитых стран, в том числе США, основного рынка для фармконцернов, не в лучшем состоянии. Еще несколько лет - и государства просто не потянут таких расходов", - полагает генеральный директор компании Teva в странах Балтии Янис Мейкшанс. Данные Всемирного банка и ОЭСР это подтверждают: в 1999-м Соединенные Штаты потратили на здравоохранение 1,2 трлн долларов, а в 2010-м - 2,6 трлн.
 
БЕЗЗАЩИТНЫЕ ПРИБЫЛИ
 
Но на этом проблемы фармгигантов не заканчиваются. Эксперты из аналитической компании Evaluate Pharma подсчитали, что в 2012 году патентную защиту потеряли лекарства с общим объемом продаж 67 млрд долларов, а к 2018-му эта цифра вырастет до 290 млрд. Сюда входит немало коммерчески успешных на мировом рынке препаратов. Например, антипсихотик Seroquel (срок патента истек в 2012-м) и гиполипидемическое средство Crestor (закончится в 2016-м) производителя AstraZeneca, противодиабетическое Actos фирмы Takeda и др. "Страх патентного обвала кружит над рынком последние пять лет. Это вызвано тем, что патентная активность фармацевтических компаний резко снизилась. Так, 10 лет назад Администрация по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (FDA) регистрировала приблизительно 50 новых молекул в год, сейчас - не более 20. Образовался некий научный тупик по синтезу новых молекул", - говорит генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк.
 
Такого явления в индустрии еще не наблюдалось. "Текущая ситуация уникальна тем, что в ближайшие год
ы заканчиваются сроки патентов на целый ряд бестселлеров, которые дают миллиардную выручку правообладателям", - рассказывает директор по исследованиям и консалтингу компании "Фарм- эксперт" Николай Беспалов.
 
По словам консультанта Frost & Sullivan Дмитрия Похлебкина, стоимость аналогов обычно составляет примерно 30-50% стоимости оригиналов. Поэтому с учетом роста фармрынка и снижения выручки при переходе препаратов в разряд дженериков потери от продаж этих лекарств в 2013 году достигнут 25-30 млрд долларов. "Наиболее потерпевшими окажутся Bristol-Myers Squibb, AstraZeneca, Eli Lilly and Company, Pfizer, GlaxoSmithKline, Sanofi-Aventis, чьи доли "уходящих" препаратов-бестселлеров превысят 20% в общей выручке компаний", - отмечает он. По мнению Марии Денисовой, в ближайшие пять лет на развитых рынках потери от выхода из-под патента части лекарств выльются в 120-130 млрд долларов в ценах производителей.

 
Последствия патентного обвала для корпораций уже отражаются в их финансовых отчетах. Прибыль шведско- британской AstraZeneca после налогообложения в третьем квартале 2012-го упала более чем вдвое по сравнению с показателем за аналогичный период 2011-го - с 3,48 млрд долларов до 1,53 млрд. Чистая прибыль Sanofi за то же время снизилась с 2,316 млрд долларов до 2 млрд. У швейцарской Novartis показатель тоже отрицательный, хоть и не столь внушительный - минус 0,5% (2,45 млрд долларов).
 
 
СПАСИТЕЛЬНАЯ ДИВЕРСИФИКАЦИЯ
 
Печальные результаты заставляют фармгигантов, всегда специализировавшихся на выпуске оригинальных препаратов, пересматривать свои стратегии. "По нашим прогнозам, локомотивом отрасли станут дженерики", - констатирует Мария Денисова. Директор по научным исследованиям IMS Health Майкл Клейнрок считает, что мировой объем продаж дешевых аналогов брендированных медикаментов к 2016 году удвоится и составит 400-430 млрд долларов. Именно этот сегмент обеспечит рост глобального рынка лекарств в будущем.
 
"Большая пятерка" игроков - Pfizer, Novartis, Merck KGaA, AstraZeneca и GlaxoSmithKline - делает на это ставку, направляя средства на приобретение компаний, выпускающих дешевые медикаменты. За примерами далеко ходить не надо. В октябре 2012-го французская Sanofi купила второго по величине производителя дженериков в Колумбии Genfar (оборот - более 130 млн долларов). Это, к слову, вторая крупная инвестиция французов в Латинской Америке. В 2009-м Sanofi потратила, по данным Bloomberg, 660 млн долларов, чтобы взять под контроль Medley - одного из основных производителей дженериков в Бразилии.
 
Среди крупнейших сделок в отрасли за прошедшие полтора года - поглощение Sanofi-Aventis американской биотехнологической компании Genzyme Corporation за 20,1 млрд долларов, переход швейцарской Nycomed под контроль японской Takeda за 13,6 млрд долларов. AstraZeneca приобрела китайскую BeiKang Pharmaceutical Company и производственное предприятие в Тайчжоу. Немецкая Pfizer в последние несколько лет также завершила пару крупных сделок, купив производителя витаминов и косметики Ferrosan Consumer Health, биофармацевтическую Excaliard Pharmaceuticals и биотехнологическую фирму Icagen. Этот список можно продолжать довольно долго.
 
Что же дальше - глобальная рецессия, лекарства для богатых и бедных? "Нет, совсем не обязательно. На мой взгляд, оптимальное решение найдено в Германии. Практичные немцы почти всем своим пациентам, не делая различий между богатыми и бедными, выписывают дженерики, экономя таким образом средства бюджета. Благодаря этому у них хватает денег и на оригинальные лекарства, когда это действительно необходимо. Другие страны, в которых лечат в основном патентованными препаратами, рано или поздно придут к тому же решению", -убежден Янис Мейкшанс. Президент Национальной ассоциации медиков Литвы доктор Далюс Раманчонис отмечает, что самое главное - это безопасность дешевых лекарств. "Если в государстве нет системы, которая могла бы молниеносно отреагировать на проблемы с такими препаратами, то их применение может больно отозваться на здоровье пациентов", - считает он.
 
ПО НАУКЕ
 
Для дальнейшего развития отрасли, разумеется, нужны инновации. "Сегодня мы часто используем те лекарства, которые были созданы 20-50 лет назад на основе достижений науки того времени", - говорит профессор Вия Зайга Клуша. Создание новых лекарственных средств-дело длительное, трудоемкое и требующее громадных расходов. Из корпоративного блога фармацевтического гиганта Eli Lilly можно узнать, что на разработку нового бестселлера компания тратит около 1,3 млрд долларов и 10-15 лет. По экспертным оценкам, AstraZeneca инвестирует порядка 12 млрд долларов для вывода на рынок одного лекарства, GlaxoSmithKline - 8,2 млрд, Sanofi - почти 8 млрд, Pfizer - 7,7 млрд. Сюда включены и расходы на реализацию проекта и испытания, в том числе неудачные. Так называемый FactSet Success Rate (отражающий уровень успеха медикаментов), который публикует Thomson Reuters Fundamentals совместно с FactSet Research Systems, в среднем составляет всего 9%. То есть от первой фазы разработок до итогового утверждения в FDA доходит от силы одно из десяти лекарств.
 
С такими цифрами, правда, согласны не все. Профессор Университета медицины и стоматологии в Нью-Джерси Дональд Лайт и профессор канадского Университета Виктории Ребекка Уорбуртон полагают, что расходы на создание новых лекарств в реальности намного ниже, нежели заявляют фарм-концерны. По словам ученых, в среднем на разработку инновационного препарата корпорации тратят не более 20-50 млн долларов. Тайну миллиардов, пущенных на научные исследования, эксперты объясняют просто: за этими суммами владельцы компаний скрывают от общества и правительств... огромную сверхприбыль. Впрочем, пока эта теория не была доказана в суде, и принимать ее на веру не стоит.
 
Как бы там ни было, отказываться от научных разработок крупнейшие игроки рынка не намерены. Но в будущем расклад сил может измениться и в этом сегменте: производители дженериков также доросли до крупных сделок М&А. К примеру, израильский гигант Teva не пожалел 6,8 млрд долларов за американскую биотехнологическую компанию Cephalon и 5 млрд за немецкую Ratiopharm. А ведущий американский производитель дженериков Watson Pharmaceuticals в этом году стал хозяином Actavis, выложив 5,4 млрд долларов. Скупая конкурентов, фармацевтические компании не только диверсифицируют бизнес, но и получают доступ к новым лекарственным препаратам - патентованным или аналоговым. И насколько возможно снижают влияние на свои предприятия патентного обвала, который накрыл Большую фарму с головой.
 
 

 

 

Вернуться к разделу

Все Портфель

Медиа центр

  • НоваМедика начала строительство фармацевтического завода в Калужской области

    НоваМедика начала строительство фармацевтического завода в Калужской области

    Российская фармацевтическая компания «НоваМедика», портфельная компания Роснано, объявляет о старте строительства завода по производству стерильных инъекционных препаратов в рамках своей долгосрочной стратегии по локализации в России инновационных лекарственных препаратов и технологий их разработки и производства. Завод будет построен на территории индустриального парка «Ворсино» в Калужской области.

Перейти в медиа-центр