Анатолий Чубайс: на РОСНАНО влияет политическая ситуация, но санкции не загонят в тупик

Print 09 Октября 2015
ТАСС

В рамках 12-го ежегодного "Международного форума науки и технологии в обществе", который проходит в японском городе Киото, председатель правления РОСНАНО рассказал ТАСС о том, как Россия и его компания может помочь решению одной из самых острых проблем современности, о ценах на нефть и российской экономике, а также о том, как приходится работать в условиях антироссийских санкций.

- Вы являетесь постоянным участником "Международного форума науки и технологии в обществе" в японском Киото и приглашены премьер-министром Японии в качестве сопредседателя. С чем это связано?

- РОСНАНО постоянно принимает участие в этом авторитетном для мирового сообщества форуме, начиная с 2007 года. Я здесь уже в четвертый раз. Как вы могли заметить, уровень российского представительства на форуме растет год от года, и наши позиции усиливаются. Вы видите здесь вице-премьера Аркадия Дворковича, Никиту Белых, Алексея Репика – это все значимо. К сожалению, глава РСПП Александр Шохин не смог приехать. Мне кажется, что мы сейчас находимся на таком этапе, когда российское общественное мнение не очень хочет видеть проблемы, выходящие за пределы России. Мы как-то в значительной степени загружены внутренними вопросами, и глобальные темы нам часто кажутся какими-то искусственными, придуманными. Что категорически неправильно, потому что в технологическом мире происходят сложнейшие процессы, связанные с гигантскими рисками.

Что я имею в виду? Прежде всего, острейшую для человечества проблему глобального потепления. По этой тематике, если брать только 2015 год, было несколько значимых для мировой общественности выступлений. Одно из них – январское заявление президента Обамы во время обращения к Конгрессу, второе – энциклика папы римского, третье – заявление "Большой семерки", которая, казалось бы, должна в большей степени интересоваться тем, что происходит с "Исламским государством" или с Украиной, или с демократией и правами человека. А неделю назад в Организации Объединенных Наций эта тематика не просто обсуждалась, а стала центром разговора.

Крайне важно, что в речи президента Путина на трибуне ООН, помимо всех актуальных проблем – Украины, Сирии и так далее, впервые прозвучала серьезнейшая инициатива по участию России в решении проблемы глобального потепления. И это касается не только объявленного снижения уровня эмиссии СО2 к 2030 году до 70-75% в сравнении с его значением в 90-х годах, но и российской инициативы по проведению глобальной конференции по этой проблеме в России. Мне кажется, очень правильно, что Россия на уровне государства даже в большей степени, чем на уровне общественности, в эту тематику погружается. 

Сейчас мир находится в шаге от того, чтобы в декабре этого года в ходе Парижской конференции восстановить процесс контроля над глобальным потеплением. Я очень надеюсь, что это произойдет. И сейчас (на пленарном заседании "Международного форума науки и технологии в обществе") прозвучали конкретные цифры. Совместная работа заинтересованных стран позволит нам, вероятно, ограничить дополнительное потепление тремя с половиной градусами. Хотя мировой консенсус состоит в том, что предельная величина, выше которой нельзя подниматься, – это два градуса. То есть, иными словами, даже если Парижская конференция пройдет успешно, это не приведет к спасению человечества. Нам нужны еще дополнительные меры, дополнительные шаги.

Нас, естественно, все это интересует не только в силу общегуманитарных интересов, но и в рамках того технологического профиля, которым мы занимаемся. И здесь у РОСНАНО, у России есть что предложить миру. В проблеме глобального потепления все вращается вокруг темы активного сжигания ископаемого топлива. Энергоэффективность, энергосбережение, альтернативная энергетика, снижение выбросов в классической энергетике - все это правильно и разумно, это точно нужно поддерживать и усиливать. Но наша идея состоит в том, чтобы, помимо подходов со стороны энергетики, положить в основу решения вопросов и подход со стороны материалов.

Дело в том, что современные материалы, если речь идет о базовых материалах, металл, пластик и цемент – это компоненты техносферы, которые на самом деле влияют на глобальное потепление не в меньшей степени, чем энергетика. По нашим подсчетам, выбросы при производстве базовых для человечества материалов составляют 28% от общего количества выбросов парниковых газов. Это колоссальнейшие цифры. И они, к сожалению, остаются не то чтобы потеряны, но не в центре внимания.

А если вы сумели получить материал прочнее или с большим сроком жизни, это означает, что вам, например, не нужно будет со временем его заменять, что вы сможете сделать стены здания в два раза тоньше, перевозить к месту монтажа объем в два раза меньше, и что затраты энергии на производство существенно сократятся. То есть это оптимизирует всю технологическую цепочку. Почему мы, РОСНАНО, об этом говорим? Именно нанотехнологии, и это хорошо известно, позволяют получить радикально улучшенные базовые, физические, электрические свойства материала. Материал классический с таким аддитивом, как углеродные нанотрубки, становится в разы прочнее, в десятки раз повышается его электропроводность и так далее.

Главное, чего не хватало человечеству для того, чтобы теория массового применения наноматериалов превратилась в практику, – это промышленные технологии. Мы утверждаем, что сумели получить первую в мире промышленную технологию производства одностенных углеродных нанотрубок, позволяющую производить их с ценой примерно в 75 раз ниже, чем существующие аналоги. И технология у нас масштабируемая. Она создана новосибирской портфельной компанией РОСНАНО "OCSiAl".

Компанией было произведено в прошлом году 200 кг нанотрубок, в этом году будет около одной тонны, а в течение следующих двух-трех лет планируется дойти до ежегодного уровня 30-40 тонн. Для справки: мировой рынок в прошлом году предлагал только две тонны. Мы считаем, что многократное снижение цены так же многократно увеличит масштаб применения продукции, значительный объем которой мы готовы предложить уже сегодня.

Базовая идея Киотского протокола – чистая энергетика – это, безусловно, путь к решению проблемы глобального потепления, но мы предлагаем изменение или дополнение парадигмы. Чистые материалы плюс чистая энергия позволяют предложить решение глобального потепления.

Я пока не могу сказать, достаточно ли нашей идеи для оставшихся полутора градусов, которых необходимо избежать для решения проблемы глобального потепления. Но совершенно точно могу сказать: наши расчеты показывают, что если темпы использования материалов с нанодобавкой будут расти так, как мы предполагаем, а у нас довольно консервативные предположения, то к 2030 году объем снижения эмиссии от этого фактора будет равен (или больше) объему снижения эмиссии от применения всей альтернативной энергетики в мире. Альтернативная энергетика – солнце, ветер – в свое время тоже были революционными открытиями. Но в этом смысле компонента, о которой говорим мы, равна всей альтернативной энергетике. А применимость ее существенно выше и проще.

Альтернативная энергетика – это всегда не только колоссальные инвестиции. Альтернативную энергетику мир субсидировал примерно 30 лет и еще лет 10 будет субсидировать. Использование нанодобавок не требует субсидий. В нашем исследовании показано, что практически без каких-либо бюджетных или иных методов поддержки идея чистых материалов способна дать эффект, сопоставимый с целыми отраслями, которые поддерживаются десятилетиями. И здесь экономика проявляется сразу. Именно поэтому мы считаем, что идея чистых материалов должна быть добавлена к идее чистой энергии. И мы считаем, что Россия с такой инициативой может выходить на глобальный уровень.

- Год назад вы говорили, что самое негативное для нас - это попасть в тренд понижения цен на нефть. Сейчас можно говорить о том, что мир попал в такой тренд многолетний?

- Я говорил об этом год назад и повторю: никто в мире не умеет прогнозировать цены на нефть. Но я вижу, что в бюджет будущего года заложена цена $50 за баррель, и считаю, что это реалистично. В некотором смысле нам не стоит слишком рассчитывать на оптимистические сценарии. Если же они тем не менее смогут успешно реализоваться – это будет замечательно. Минфин предлагает очень верное новое бюджетное правило, при котором, если цена на нефть взлетит выше $50-60, мы начнем формировать заново резервный фонд. Это разумно, но в любом случае не нужно пытаться получить эти деньги в бюджет и немедленно их раздать. Необходимо тратить ресурсы с целью диверсификации экономики, чтобы доля бюджетных доходов от нефти уменьшалась, а не увеличивалась.

- Последний вопрос. Вот уже год с лишним мы живем под санкциями. РОСНАНО как-то на себе ощущает их действие? Сложнее стало работать?

- Конечно, санкции ощущаются. Достаточно сказать, что для нас фактически полностью перекрыты западные источники финансирования.

Даже в Японии, обсуждая идеи создания новых инвестиционных фондов, РОСНАНО сталкивается с очевидной политической ситуацией. Но санкции не загонят нас в тупик. Сложности есть, но у РОСНАНО нет ни одного проекта, который бы рухнул или остановился по этой причине. С Китаем был уже создан один фонд с нуля. Второй, надеюсь, создадим в ближайшее время. Хотя и Китаем, конечно, не исчерпывается наше восточное партнерство. Мы точно будем развивать сотрудничество и с другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона. До конца года есть намерение создать Дальневосточный инвестиционный венчурный фонд, который будет заточен под инвестиции в Дальневосточном регионе России. Потенциально мы хотели бы его открыть и для наших восточных партнеров.

Беседовал Игорь Беляев

Вернуться к разделу

Все Портфель

Медиа центр

  • НоваМедика начала строительство фармацевтического завода в Калужской области

    НоваМедика начала строительство фармацевтического завода в Калужской области

    Российская фармацевтическая компания «НоваМедика», портфельная компания Роснано, объявляет о старте строительства завода по производству стерильных инъекционных препаратов в рамках своей долгосрочной стратегии по локализации в России инновационных лекарственных препаратов и технологий их разработки и производства. Завод будет построен на территории индустриального парка «Ворсино» в Калужской области.

Перейти в медиа-центр